О заокеанском сумасшествии и таинстве брака

 

Американская история.Часть первая

 

Продолжаем рассказ о путешествии автора «ПН» по США. Из прошлой серии вы узнали, как неподготовленный турист страдает от холода в Нью-Йорке и влажности в Сан-Франциско, а сегодня Илья Кириллов поделится своими наблюдениями о психическом состоянии некоторых граждан Америки, географических красотах Калифорнии, а еще он наконец доберется до главной цели своей поездки – американской свадьбы.

 

 

Особенная достопримечательность

В США очень много ненормальных людей. Ну, хорошо-хорошо: не ненормальных, а странных. Возможно, причиной такого буйного «цветения» поведенческих, с моей точки зрения, отклонений стала повсеместная политика невмешательства.

«Понимаешь, тут всем наплевать, как ты выглядишь или ведешь себя. А если и не наплевать, то тебе об этом никогда не скажут – ни в коем случае не упрекнут, – объясняла мне новая знакомая из числа давно перебравшихся в Америку на ПМЖ россиян. – Здесь все очень боятся ненароком навредить твоей самооценке и обидеть. Отсюда и такая раскрепощенность: общество не осуждает твой стиль, каким бы он ни был».

В морозном Нью-Йорке, кроме по-настоящему нездоровых бомжей, самыми «стильными» ребятами были многочисленные афроамериканцы, обутые в огромные кроссовки, одетые в мешковатые спортивные штаны и длинные футболки без рукавов, с нелепыми бейсболками на головах. Нет, меня не смущал фасон их одежды, меня беспокоило, что, кроме перечисленного, другой одежды на парнях не было. В лучшем случае – рюкзак на лиловой от холода спине. И, что особенно удивительно, эти ребята перемещались в составе молодежных групп, где остальные участники были облачены в пуховики и меховые шапки.

 

В более-менее теплом неформальном Сан-Франциско странных индивидуумов больше на порядок. Например, вместе со мной из аэропорта вышла босоногая девушка в полупрозрачной юбке до пола, через которую отчетливо просвечивала цветочная татуировка от щиколоток до бедер. На ее спине висел огромный армейский рюкзак, а на груди – слинг с раздетым, не считая подгузника и ромашек в кудрях, младенцем. Девушка обратилась к дежурившему у автоматов по продаже билетов полицейскому, и тот, улыбаясь и подмигивая ребенку, помог странной барышне купить проездной для метро. Уверен, российский страж порядка на его месте проводил бы эту «цветочную» семейку в детскую комнату милиции «до выяснения».

 

Да, в российских населенных пунктах тоже встречаются городские сумасшедшие. Но мне показалось, что в Сан-Франциско минимум каждый пятый разговаривает по невидимому телефону, общается с невидимым другом или выгуливает невидимую собаку. Половина этих людей явно из числа обездоленных, но другие хорошо одеты, выглядят социализированными, и я каждый раз всматривался, надеясь разглядеть в ушах громко спорящих непонятно с кем прохожих беспроводные наушники. Чаще всего там было пусто.

Вскоре я перестал обращать внимание на «странных», определив их в разряд «безобидных достопримечательностей Америки». Но судьба, по всей видимости, решила познакомить меня с этой публикой поближе.

 

 

10 часов легкого помешательства

Итак, мое пребывание в невыносимо влажном воздухе Города цветов подходило к концу. Выйдя в пять утра из дверей гостиницы, я пешком добрался до окраины города, где у неприметного знака на пересечении Пятой и Таунсенд стрит огромный двухэтажный автобус компании Megabus загружал в свои недра чемоданы десятка путешественников.

Megabus – это лоукостер. Билет на десятичасовой рейс от Сан-Франциско до Лос-Анджелеса стоит $14. Правда, я ехал на одну станцию дальше, в город Анахейм, и, несмотря на то, что это всего один дополнительный час пути, стоимость возросла до $24. Более того, я собирался вовсю глазеть на красоты Америки и потому доплатил еще $9, чтобы занять «почетное» место спереди, у лобового остекления второго этажа.

Когда автобус тронулся, я с удовольствием обнаружил, что кресло рядом со мной осталось пустым. Я удобно разложил на нем вещи, надеясь, что на следующих остановках никто ко мне не подсядет. С еще большим удовольствием обнаружил, какой потрясающий обзор открывается из панорамного остекления с почти двухметровой высоты. Когда мы пересекали залив по огромному мосту Сан-Франциско – Окленд Бэй, от предрассветных видов захватывало дух.

Через полчаса автобус остановился на станции города Окленд. Немногочисленные пассажиры второй волны начали занимать свои места, и на сиденье позади меня опустился странный малый. Из-под его бейсболки торчала длинная неопрятная грива угольных волос, а спутанная борода свисала до груди. Парень громко шуршал полиэтиленовым пакетом и опасливо озирался по сторонам. Вскоре он «подкрался» ко мне.

– Мне очень-очень жаль, но мне кажется, это мое место, – расплылся он в стыдливой улыбке, указывая на сиденье под моим рюкзаком.

– В смысле, у тебя есть билет на это кресло? – спросил я, сомневаясь, что этот «бомж» отдал бы лишние 9 баксов.

– Конечно, – ответил тот, но проездных документов не показал. Устроить обыск я не мог, а «настучать» водителю не позволяла национальность. Осмотрев странного попутчика, я отметил, что его одежда очень поношена, но выглядит чистой и не воняет. «Скорее всего, просто хиппи под веществами», – поругался я про себя и пропустил его к окну. «Хиппи» тут же достал из пакета полуторалитровую полную бутылку питьевой воды распространенной марки, открыл крышку и…

И все десять часов до Лос-Анджелеса он держал ее в руке на весу перед собой, стараясь не пролить на редких кочках. Когда ему хотелось пить, он закрывал бутылку, ставил на пол и доставал из пакета другую бутылку, поменьше. Иногда моего соседа пробивал смех, и несколько раз он подолгу разговаривал с неким «старшим братом» по насмерть разбитому неработающему телефону. При этом сосед пытался общаться и со мной. Узнав, что я из России, «хиппи» немало возбудился.

– Как давно бейсбол стал популярен у вас?

– Я тебя расстрою: в России бейсбол вообще не популярен.

– Ты меня обманываешь! Я лично видел команду в форме СССР по бейсболу!

Он рассказывал что-то еще, но невнятно. Когда я попросил говорить медленнее и чище, патлатый обиделся и надолго затих. Вдруг у одного из пассажиров зазвонил телефон: мужчина начал очень громко уговаривать сотрудника соцслужбы не выселять его мать из хосписа. «Я вот-вот приеду и все улажу!» – кричал пожилой американец. Его крики вновь возбудили моего соседа, и он что-то шептал и посмеивался до самого Лос-Анджелеса, тряся черными кудрями.

 

 

Географические десерты

Многочасовая поездка рядом с сумасшедшим вряд ли может доставить кому-то удовольствие. Но в моем случае можно применить фразеологизм «клин клином». Все дело в панорамном остеклении и, что гораздо важнее, сумасшедших пейзажах.

Из Сан-Франциско в Лос-Анджелес можно добраться по нескольким дорогам, и самая известная из них – шоссе California State Route 1, что бежит вдоль Тихоокеанского побережья. Но этот путь очень длинный и тяжелый из-за трафика. Поэтому общественный транспорт выбирает другие дороги, как, например, Пятое шоссе. Меня пугали, что все десять часов пути по Пятому я буду «созерцать коровники». Перспектива так себе, но я решил, что если станет совсем скучно, то хотя бы высплюсь. Так вот – сомкнуть глаза не захотелось ни разу.

Как только автобус вырвался из городских конгломератов, природа Калифорнии предстала передо мной во всей своей красе. Сейчас зима, но в тех засушливых краях это время самой зеленой травы, которая ярким ровным ковром покрывает восхитительные холмы. Они настолько идеальны, что возник вопрос: «Зачем Хоббитон снимали в Новой Зеландии, когда под боком у Голливуда такая красота?»

 

 

Огромное лобовое стекло превратилось в экран кинозала, на котором показывали увлекательную документалку «Природа западного побережья США». Мы ныряли в каньоны и забирались на высокие горы, созерцая то разогретые гигантские валуны, то снежные перевалы. Нас слепило солнце, отраженное от глади водохранилища Сан Луис, когда автобус спускался с очередного плато к бескрайним полям, а затем автобус обволакивало липким туманом, когда машина тяжело поднималась на высоченный горный перевал, пересекая национальный заповедник Лос Падрес. Водитель сделал нам подарок, на минутку остановив автобус на площадке, откуда открывался потрясающий вид на большое горное озеро Пирамид лейк. В общем, мои первые сухопутные 700 километров по Соединенным Штатам подарили незабываемые эмоции.

 

Транспорт остановился на один час на большой заправке с несколькими кафе и магазином. Я съел бурито за $6 и купил за $1,5 точно такую же бутылку воды, какой раздражал меня сосед. «Хиппи» издевку, кажется, понял.

– Тебе не мешает моя вода? – спросил он, глядя на тару в моих руках. Я скорчил гримасу, пожав плечами, и чернобородый медленно закрутил крышку. Правда, спустя десять минут его бутылка была открыта вновь. А еще позже он капнул мне на колено, сделав вид или действительно задремав.

– О, господи! Прости меня, брат! – запричитал он.

– Это ничего, – махнул я рукой. Когда автобус остановился на вокзале Юнион Стейшн в Лос-Анджелесе, я даже вышел проводить своего ненормального попутчика.

– Ты такой добрый. Я буду молиться, чтобы твое время в Штатах было очень веселым, – сказал он, приобняв меня на прощанье.

И, знаете, кажется, этот хиппарь действительно хорошенько попросил за меня у всевышнего.

 

 

Второй день наоборот

Последний час пути от Лос-Анджелеса до Анахейма, рядом с которым живут мои друзья, был самым унылым. Лос-Анджелес и окружающие его городки давно слились в единый конгломерат, изрезанный сотнями дорог и многоуровневыми развязками. Между этих транспортных артерий выросла куча неприглядных мастерских, магазинчиков, складов и прочих утилитарных строений. Однако, как оказалось, жилые районы, или, точнее сказать, мини-поселки, где обитают американцы, удалены от этих несимпатичных обочин и очень уютны. Например, дом, в котором ждали меня, находится словно на территории хорошего санатория – с высокими деревьями, газонами, ручьем, бесплатным бассейном и общественным джакузи.

Впрочем, условия проживания меня не волновали: куда больше я переживал насчет того, как сложатся мои отношения с многочисленной американской родней и друзьями молодоженов. Но все получилось как нельзя лучше. Семья жениха, приехавшая в полном составе из Канады, приняла меня как своего, а американские родственники невесты тут же пригласили в гости в Аризону.

Пожалуй, стоит рассказать об интересном американском свадебном обычае – тренировочном ужине. Суть его заключается в том, что за день до свадьбы всех ее участников собирают в каком-то доме или кафе, чтобы они вместе выпили и перезнакомились. Всем раздают специальные бейджики, где пишешь свое имя и выставляешь галочки напротив пунктов, объясняющих, кем ты приходишься молодоженам: «брат», «кузина», «друг», «свидетель», «собака», «я тут случайно» и так далее. Главная идея, что на самой церемонии никто не должен чувствовать себя неловко из-за стеснения. И, надо вам сказать, что этот «второй день наоборот» – отличная придумка: назавтра перед свадебным алтарем собрались сплошные закадычные друзья.

 

 

Просто и со вкусом

Вот и настало время рассказать об американской свадебной церемонии и последующем застолье. Забегая вперед, сообщу, что глобальных внешних отличий от российского торжества нет. Но есть небольшие расхождения в деталях организации события.

В США нет загсов, и расписывают молодоженов специальные люди, имеющие на это лицензию. Если хочется подешевле – идите в горадминистрацию, где вас объявят мужем и женой за небольшую плату, но совсем уж не торжественно. Красивая, или как говорят у нас, «выездная», регистрация – это не просто бутафорская церемония уже расписанных в загсе людей, а полноценный юридический процесс, за который нужно выложить немалую сумму. Правда, героям моего рассказа повезло: один из их близких друзей имел свадебную лицензию и совершил таинство абсолютно бесплатно, прочитав трогательную речь на английском и, забавно коверкая слова, на русском.

 

Снять кафе или ресторан под свадьбу в США – это не просто дорого, а неподъемно. Поэтому американцы часто арендуют разные свободные помещения, не особо подходящие для торжеств. В нашем случае это был небольшой домик отдыха рядом с публичным летним бассейном. Силами друзей и родственников в пустом зале появились временные занавески и украшения, арендованные столы и стулья, праздничное освещение зала и гирлянды под уличным навесом. Получилось просто, но очень мило и со вкусом. Тут же в отдельном закутке была организована кухня, где несколько поваров готовили классические американские закуски, а специальный человек за «алкогольным» столом разливал горячительные напитки всем желающим.

 

И вот, после того как отец подвел невесту к алтарю, молодожены прочитали друг другу клятвы, гостям представили мужа и жену под одной фамилией и зарыдали матери, началась самая обычная свадебная тусовка, с той лишь разницей, что тосты говорили преимущественно на английском.

Церемония состоялась в субботу. В воскресенье мы позволили себе еще немного выпить: в честь дня Мартина Лютера Кинга следующий понедельник в США был нерабочим. Во вторник жених улетел на другое побережье вести горновзрывные работы, а невеста вышла на работу в офис крупной торговой компании. Что до меня, то я взял их машину и укатил в сторону Большого Каньона. Но об этом – в следующей части.